«Пожарник» или «пожарный»? Как правильно говорить
Подписаться на email
рассылку
Подписаться
youtube dzen youtube vk
Пожарный календарь


«Пожарник» или «пожарный»? Как правильно говорить

Дата актуализации статьи: 17.11.2021 08:00:00 17.11.2021


Здравствуйте, уважаемые коллеги, дорогие друзья. На портале «PRO ПБ», с которым я сотрудничаю, поступил вопрос, которого я, честно говоря, ждал очень давно. Какой-то добрый человек, услышав в одной из моих лекций страшное слово «пожарник», поспешил меня просветить по этому вопросу. Он написал что-то о деле русском и спросил, имею ли я отношение к пожарной охране, раз я употребляю слово, которого настоящий пожарный не может употреблять, не может оскорблять своих коллег. Я, естественно, обязан ответить на этот вопрос в рамках сотрудничества с этим порталом. Отвечаю: «Какое-то отношение к пожарной охране я имею». Лучше всего это описывается цитатой из фильма «Брат», когда Данила Багров отвечает: «Да в штабе, там писарем просидел, знаешь...».

Вы знаете, вопрос «пожарный» или «пожарник» поднимается очень давно. И все попытки какую-то точку поставить в этих спорах пока успехом не увенчались. Я когда пришел в пожарную охрану в 1997 году, поступив в Московский институт пожарной безопасности МВД России, у меня сразу тоже было мнение: «Нельзя говорить "пожарник", надо говорить "пожарный". И надо всех поправлять, обязательно надо — это же честь пожарной охраны». И мы всех поправляли курсантами — дураки были совершенно. Поправляли, поправляли, поправляли и вот допоправлялись на одной из лекций профессора Абдурагимова Иосифа Микаэлевича. Чтобы было понятно, насколько глупо мы выглядели, поправляя его, я ссылочку на его биографию оставлю в описании под видео. Так вот, профессор Абдурагимов употребил это страшное слово, и какой-то мальчишка стал его резко поправлять. Тогда Иосиф Микаэлевич парня поднял и говорит: «Товарищ курсант, скажите, пожалуйста, что такое дефлаграционная гарь?», — тот молчит. Профессор Абдурагимов опять говорит: «А вы можете назвать опасные факторы пожара?», — опять молчит. «А что такое температура вспышки? Температура воспламенения?», — курсант молчит. Иосиф Микаэлевич: «Когда вы это выучите, мы с вами и поговорим про второстепенные вопросы, например, про пожарника и пожарного». Я тогда, кстати говоря, не проникся этим высказыванием. Мне показалось, что профессор — занудливый: опустил хорошего парня. Задумался я на эту тему, когда сам попал на практическую работу, когда мне дали свои объекты, за которые я отвечал. А это были объекты Московского университета МВД России. Я ушел из академии недоучившись, с последнего курса, и заканчивал уже заочно. И вот, когда я пришел на практику, вдруг увидел, что все сотрудники Московского университета МВД России выдрессированы на слова «пожарник» и «пожарный». Они даже если и употребляли слово «пожарник», сразу резко себя поправляли, смотрели на меня, как я отреагирую. Я говорю: «А в чем дело? Что вы на меня так смотрите? Что такое?» Они отвечают: «А вот до вас здесь был человек, он нас очень сильно ругал за то, что мы так говорим. Он очень внимательно к этому относился». Я говорю: «Молодец, наверное, грамотный специалист». Потом вдруг узнаю, когда я начал знакомиться с объектом, что пожарной сигнализации в общежитии нет, пожарная сигнализация в старом корпусе не работает, а в новом корпусе на приборах приемно-контрольных не обозначены те зоны, которые контролируются тем или иным лучом пожарной сигнализации. Тогда еще лучевая система была и старенькие приборы ППК. Нет огнетушителей, не проведено обучение по программам пожарно-технического минимума, противопожарного инструктажа. Эвакуационные выходы завалены всем, чем только можно. Нарушено все, но все сотрудники при этом знают, что он пожарник, говорить нельзя. И вот после этого я сопоставил эти фактические недоработки, приверженность слову «пожарник» с тем, что говорил тогда на лекции Иосиф Микаэлевич. Я подумал тогда, что, может, профессор был прав. Может, сначала надо дело сделать, а потом обратить внимание на словеса. И вот за последующие 20 лет этот вопрос постоянно поднимали. И тот парень, который написал мне, замечание сделал, он далеко не новость мне сообщил. Потому что такие вопросы, повторюсь, постоянно поднимаются. Вот, например, я разместил в социальной сети «Одноклассники» видеолекцию профессора Абдурагимова, где он опять употребил это слово. И тут же ревнители чести пожарной охраны спрашивают гневным капслоком: «А почему ПОЖАРНИКИ?» Другой пример: в одной из своих статей я это слово употребил, и сразу нашелся парень, который меня начал поправлять: «Пожарники — это, да будет вам известно, погорельцы. А огнеборцы — пожарнЫЕ. И они должны проверять объекты в присутствии членов проверяемой организации». Ну и последний пример, совсем недавний. В одном из комментариев под видео Константин написал, что после 25 лет службы в сообществе пожарной безопасности, человек, произнесший слово «пожарник», ассоциируется со словом «дилетант». Вы знаете, я специально написал большую статью на эту тему, чтобы таким корректорам брать ее и скидывать, чтобы они читали и больше меня не отвлекали на эту тему. Но знаете, с чем я столкнулся? Они не читают, не любят они читать. Поэтому сейчас я в рамках ответа пользователю портала и для того, чтобы, может быть, прекратить эти споры на уровне видеозаписи, попробую разобрать этот вопрос с точки зрения доводов против употребления этого слова и за. Я буду использовать мнение специалистов в данной сфере, а специалисты в данной сфере — это, конечно же, филологи и прежде всего филологи. А потом, разобравшись с доводами и за, и против, немножечко порассуждаю, какую угрозу несет слишком пристальное внимание к этому слову для пожарного профилактика. 

Итак, давайте рассмотрим доводы против употребления слова «пожарник». Первый из филологов, мнение которого имеет смысл рассмотреть, — это, конечно же, Владимир Иванович Даль. Именно его словарь живого великорусского языка используется многими противниками слова «пожарник». Потому что, как они считают, в этом словаре указано, что «пожарник» — это погорелец. Это не так. Если мы возьмем оригинальное издание этого словаря, то мы увидим, что никакого слова «пожарник» здесь нет вообще. Здесь есть слово «пожарщик», то есть погорелец. И значение этого слова, действительно, обосновано: «Пожарщик — тот, кто имеет отношение к пожарищу». А вот «пожарный», действительно, обозначает «пожарный служитель», «служитель пожарной команды», «пожарный староста», то есть кто-то, кто имеет отношение к пожару. Поэтому первый довод о том, что «пожарник» — это погорелец, неверен. 

Следующий филолог, мнение которого очень важно, — это Борис Николаевич Тимофеев-Еропкин, автор книги «Правильно ли мы говорим?» Он резко и очень со знанием дела, обоснованно говорит о том, что слово «пожарник» употреблять нельзя. «Лет сорок тому назад слово "пожарный", — пишет Борис Николаевич: — Стало вытесняться словом "пожарник"». То есть если книга «Правильно ли мы говорим?» была издана в 1960 году, то получается, что «лет сорок назад», значит в 20-ые годы. Тогда-то это слово и начало активно употребляться в отношении, именно работников пожарной охраны. Так вот: «Лет сорок тому назад это слово (пожарный) стало вытесняться словом "пожарник". Защитники последнего ссылаются на его сходство со словом "ударник". Неверно!» — пишет филолог, а это специалист. «Слово "пожарный" — это прилагательное, превратившееся в существительное, родственное таким словам, как "дежурный", "нарочный" (гонец), "рассыльный" и т. д. Как нелепо образование слов "дежурник", "нарочник", "рассыльник", так же нелепо слово "пожарник". В слове "пожарник" есть что-то ироническое, какой-то оттенок насмешки. Я всегда чувствовал это "инстинктом филолога"», — пишет Борис Николаевич. И дальше он ссылается, в качестве подтверждения правильности своего инстинкта, на книгу Гиляровского «Москва и москвичи», где, действительно, журналист Гиляровский говорит, что это слово обидно. И говорит о том, что это именно нищие, которые после пожара ходили и просили подаяние, вызывая у людей жалость к своей беде. «Граф Шувалов, у которого в крепостные времена были огромные имения, первый стал отпускать крестьян в Москву по сбору на "погорелые" места, потому что они платили повышенный оброк. Это было очень выгодно помещику. Когда таких "пожарников" задерживал и спрашивали:

– Откуда вы?

– Мы шувалики! — отвечали задержанные.

Бывали, конечно, и настоящие пострадавшие с подлинными свидетельствами, и вот таких в полицейских протоколах навязывали "погорельщиками", а фальшивых — "пожарниками". Вот откуда взялось это, обидное для старых пожарных, слово "пожарники"!» Вот основные доводы против употребления этого слова. Теперь, я думаю, можно рассмотреть и доводы за, потому что и такие имеются.

Прежде всего хочу сердечно поблагодарить своих друзей, историков пожарной охраны: Николая Борисовича Рогачкова, который давно и успешно занимается историей пожарной охраны Москвы, и Александра Владимировича Карпова, лучшего по истории пожарной техники, за те материалы, которые для меня лично стали основанием считать, что на определенных исторических этапах слово «пожарник» употреблялось для обозначения профессии и не имело негативного оттенка. Первый из таких источников — это журнал «Пожарное дело» за 1912 год, в котором автор статьи описывает деятельность и развитие Ярославского пожарного общества в позитивном ключе. Автор рассказывает: сколько людей спасли, пожаров потушили, какие достижения были. И он заканчивает свою статью следующей фразой: «Отрадное чувство производится деятельностью Ярославского пожарного общества, и нам, пожарникам, следует гордиться успехами своих сотоварищей-ярославцев». То есть эта статья подтверждает мнение некоторых коллег о том, что работников профессиональной пожарной охраны называли «пожарными», а добровольцев — «пожарниками». Но в любом случае негативного оттенка у этого слова здесь нет. И, наверное, поэтому оно постепенно внедрялось в обиход и нашло свое отражение в официальном документе — Постановлении Президиума Центрального Исполнительного Комитета Союза ССР о награждении орденом Ленина рабочих и лиц административно-технического персонала в связи с успешной ликвидацией пожара на Майкопских нефтяных промыслах. Помимо других работников, орденом Ленина были награждены Банников и Плигин — пожарники. Но вряд ли награждали погорельцев. Вряд ли какой-то негативный оттенок здесь был. И мы видим, что в 30-ые есть очень много объявлений о приеме на работу именно пожарников. Не погорельцев же приглашали на работу, не погорельцы требовались на завод. И уж тем более во время войны такого рода название и самоназвание было повсеместно. «Раздался сигнал учебной тревоги. Бойцы объектовой команды заняли свои места. Сейчас работают пожарники: К. Гришина и Н. Николаева», — это было название профессии, как отмечал Борис Николаевич Тимофеев, в 1920–1930 годы. Не было негатива. И, наверное, поэтому в 1944 году Указом Президиума Верховного Совета СССР был утвержден нагрудный знак «Отличный пожарник», которым награждали за отличные успехи по всем видам боевой подготовки, за ценные изобретательские и рационализаторские предложения, за отличную профилактическую и массовую работу, обеспечивающую пожарную безопасность обслуживаемых объектов. И награждались им рядовые и сержантский состав пожарной охраны НКВД. Не было негатива. И отсутствие этого негатива привело к тому, что в современных словарях русского языка «пожарный» означает то же самое, что «пожарник». В толковом словаре Ушакова, в толковом словаре Ожегова, в Малом академическом словаре и словаре Ефремовой негатива нет. Негатив остался у тех, кто читал Гиляровского и только Гиляровского, не удосужившись подумать над этой проблемой более широко. Итак, мы рассмотрели доводы и против, и за употребление слова «пожарник» и давайте порассуждаем, а в каких ситуациях сейчас вообще эти слова употребляются, и чем подобные дискуссии могут навредить специалисту по пожарной профилактике в практической работе. 

Я выделил четыре типовые ситуации, когда может употребляться слово «пожарник». Первая: когда один пожарник себя или своих коллег называет пожарниками. В этой ситуации поправлять его — дурной тон. Наверное, пожарник, который так говорит, сам знает, для чего он это делает, почему он говорит именно так. Знаете, по аналогии с американскими фильмами о Гарлеме, районе Нью-Йорка, где проживает афроамериканское население. Так вот, один афроамериканец себя или другого афроамериканца может назвать «нигером», оскорбительным словом, а «белому» это запрещается. Если «белый» это сделает, то в Гарлеме с ним сделают что-нибудь противоестественное. И точно так же в отношении пожарных, которые называют себя пожарниками или употребляют это слово. Не надо лезть их поправлять. Тот, кто это делает, заботясь о чести пожарной охраны, как они говорят, о традициях, нарушают другую традицию. Свои своих не поправляют. Традицию, которая идет с главного управления пожарной охраны, со звездного бульвара. И говорить так, поправляя своего коллегу, — это дурной тон. И уж тем более человеку, не имеющему отношения к пожарной охране, поправлять пожарного смешно и глупо.

Вторая ситуация: на объектах, когда хотят спровоцировать конфликт, достаточно назвать пожарного инспектора пожарником, и он тут же начинает, скажем так, бычить. Для чего это делается? Вот пришел инспектор на объект, нашел какое-то нарушение, а тут его обозвали «пожарником», и он переключился, он не думает о нарушении, он не думает о пожарной безопасности. Он думает, как бы перевоспитать этого наглого руководителя организации, который не знает, как говорить правильно. Человек не может думать сразу о нескольких вещах. Или ты думаешь о том, как устранить нарушение требований пожарной безопасности, как заставить руководителя объекта жить правильно, или ты начинаешь с ним спорить и углубляешься в дебри филологии, ссылаясь на Гиляровского, потому что кроме Гиляровского, как правило, такие товарищи ничего не читают. Или наоборот, представьте себе, директор завода сказал: «Да вот мы пожарника... — и сразу оговорился и начал извиняться. — Извините, товарищ инспектор, конечно, пожарного. Я знаю, что правильно — пожарного». И инспектор довольный, он расплывается в улыбке, начинает лояльно относиться к этому директору: «Раз ты говоришь пожарный, а не пожарник, то давай уж как-нибудь закрою глаза на что-то». И это тоже риски, это тоже встречается. И умные директора предприятий эту тему очень хорошо знают и умеют взаимодействовать, и облизать инспекторов. И то и другое в конечном итоге плохо влияет на пожарную безопасность. И поэтому нельзя на это реагировать ни так ни эдак. Называют вас пожарником на работе, так и проверяйте этот объект как настоящий пожарник. Так, чтобы плохо людям стало. Но не для того, чтобы отомстить, а для того, чтобы обеспечить пожарную безопасность этого объекта. Или, наоборот, не поддавайтесь вы на эту лесть. 

Третий вариант, появившийся с развитием интернета, — интернет-тролли. Я отлично понимают, что можно затроллить пожарного, называя его пожарником. И вот они берут все эти догматы, очень хорошо ищут, времени-то много свободного. И начинают сыпать ссылками на словари и что-то похожее. Есть самое главное правило: «Не кормите тролля». Он всегда пытается вывести вас на эмоции. Он написал: «Ты пожарник», — в черный список кинуть его и все: не будете его видеть — и не будете раздражаться. 

Но и четвертый случай: так говорят без желания обидеть, по привычке. И говорит так практически все население Российской Федерации. Можно, конечно, поставить себе святую цель — перевоспитать 140 миллионов человек, но зачем — не очень понятно. 

Лично для меня, если человек соблюдает правила пожарной безопасности, если он заботится о своей противопожарной защите, то пусть он говорить хоть «пожарник», хоть «пожарный», хоть «пожарщик» — мне совершенно на это плевать. 

В заключение я выражу свое отношение к употреблению этого слова и расскажу о правилах, которых я придерживаюсь в поведении с теми, кто его употребляет или не употребляет. Я сам склоняюсь к мнению Бориса Николаевича Тимофеева о том, что правильно, с точки зрения русского языка по аналогии со словами «военный», «посыльный», «дежурный», надо говорить «пожарный». При этом сам я позволяю себе употреблять слово «пожарник» по принципу, о котором я чуть ранее рассказал. И никогда я другого пожарного не поправлю, если он это страшное слово произнесет. Потому что смысла в этом никакого нет. Вот, например, «датчик» — это недопустимое слово, нужно говорить «извещатель». Нельзя говорить «пожарный шланг», надо говорить «пожарный рукав». Нельзя «пожарный кран» называть «пожарным гидрантом». Почему нельзя? Потому что когда вы будете работать с этими элементами противопожарной защиты, неправильное название может повлиять на то или иное решение, может привести к ошибке в действиях. Тем более я не понимаю ребят, которые лезут поправлять всегда, услышав это слово. Как вы без этого слова будете произносить старый добрый стишок:

Моряк на суше не ударник,

На суше любит всех пожарник.

Не сможете вы это сказать — рифмы не будет. Поэтому, коллеги, оставляю ссылочку на статью по этой теме в описании под видео. Может быть, кто-то прочитает. До новых встреч.


Данный материал отражает точку зрения автора. Мнение редакции портала «PRO ПБ» может не совпадать с позицией автора блога.




  • Комментарии
Загрузка комментариев...
В разделе:
Читай также
В этой постоянно обновляемой статье планируется дать наиболее полную историю такого направления деятельности пожарной охраны как категорирование помещений по взрывопожарной и пожарной опасности.
В рамках проводимого нами курса профессиональной переподготовки специалистов по пожарной профилактике нам продолжают поступать вопросы, в том числе касающиеся действия тех или иных нормативных правовых актов, нормативных документов, потому что сейчас МЧС проводит очередную достаточно серьезную реформу. Какие-то документы отменяются, какие-то вступают в силу, и разобраться в этом достаточно сложно.
Автор блога Князев П.Ю. подробно разъясняет порядок и особенности выбора огнетушителей в зависимости от ранга модельного очага пожара.
S-1755 (А015)
просмотры218
Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации и удобства пользователей. Так как мы серьезно относимся к защите персональных данных пожалуйста ознакомьтесь с условиями и правилами их обработки. Вы можете запретить сохранение cookie в настройках своего браузера.