Подписаться на email
рассылку
Подписаться
youtube dzen
Маклашов Владимир Валентинович
Данный раздел создан благодаря спонсорской помощи
ЧОУ ДПО "УЦ "Академия Безопасности"
и непосредственного участия
группы специалистов под руководством эксперта пожарной безопасности
Маклашова Владимира Валентиновича
Академия безопасности

Вокруг Воронежа сжалось огненное кольцо (29 июля 2010 г.)

Дата события: 29.07.2021

Лето 2010 года запомнится воронежцам надолго. Такого стихийного бедствия в столице Черноземья еще не бывало.

Жарким летом 2010 года по всей России бушевали природные пожары. Стихийное бедствие небывалых ранее масштабов не обошло и Воронежскую область. Полыхали леса и населенные пункты, а 29 июля пожарные окрестили «черным четвергом»: в этот день Воронеж охватило огненное кольцо, был объявлен режим ЧС.

Один из первых больших пожаров бушевал в районе села Хреновое. Горел лес, боевой расчет пожарных попал в «огненный шторм». Сгорела техника, но люди — водитель, командир отделения и пожарный — остались живы: прижались к земле, командир отделения накрыл водителя боевой одеждой, и над ними прошел пожар. Потом они переплыли через реку.

«Тяжелая обстановка началась еще за две-три недели до объявления ЧС, — рассказал начальник управления противопожарной службы Воронежской области. — Утром мой товарищ, а сейчас первый заместитель начальника ГУ МЧС по Воронежской области, Юрий Гущин получил звание полковника. И прямо с этого совещания мы выехали на пожары. Сообщения начали поступать сразу из многих точек. Я выехал к Воронежской городской больнице скорой медицинской помощи № 8, вокруг нее горел лес. Из семиэтажного главного корпуса нужно было срочно эвакуировать более тысячи пациентов и медперсонала. Одновременно вспыхнул пожар в Масловке, но все силы были брошены на больницу: здесь могло быть много погибших…»

В распахнутые окна пустого здания больницы влетали горящие шишки и зажигали постели в палатах... Но главную опасность тогда представляла кислородная станция рядом с больницей — если бы до нее дошел огонь, случился бы огромной силы взрыв. Вокруг кислородной станции огонь (лес) тушили буквально вслепую.

В городских водопроводных сетях было критически мало воды, потому что всю воду уже выкачали. Самые смелые водители подвозили пожарным воду на водовозках практически вслепую, не видя задымленной дороги.

29 июля огонь вспыхнул в Масловке — бывшее село рядом с областным центром, ныне в административном подчинении Левобережного района города Воронежа. Стояла страшная жара, и дул ветер. Люди даже не поняли, откуда идет пожар, он разгорелся очень быстро и практически везде. Лавина огня, падали электрические столбы, в домах взрывался газ.

Буквально за два часа пламя целиком уничтожило две улицы и частично несколько других. Сгорел 81 дом, без крова остались 319 человек. Не обошлось и без жертв — не успели спасти двух местных жителей. В последующие дни пожары вспыхивали буквально по всей области. Самые масштабные — в Ольховатке, сгорело 113 домов, в Хреновом без крова остались 29 семей, в Шуберском пожар поглотил 29 домов.

Когда к Масловке подъехала первая пожарная машина, ее личный состав был избит жителями, а машина растерзана, люди не могли простить, что помощи не было так долго.

«Что они нам говорили — до сих пор звучит в ушах… — сокрушенно сообщил начальник управления противопожарной службы Воронежской области. — Но… Воды и там не было!»


В Масловке проходит тупиковый водопровод небольшого диаметра, у многих жителей есть свои скважины. Но электричество было отключено, и насосы не работали. Воду, по 120 тонн, привозил пожарный поезд, и она улетала за два-три часа. Потом поставили насосную станцию и качали воду из водохранилища, протянув больше километра магистральных пожарных линий и пропустив их под железнодорожной насыпью.

Огонь уничтожил почти 18 тысяч гектаров леса. Специалисты областного управления по экологии и природопользованию подсчитали, что в «горячие дни» в воздух поднялось 790 тысяч тонн вредных веществ — в 10 раз больше, чем выбросили все предприятия области за 2009 год.

Поезда мимо Воронежа шли на юг, к морю, у окон стояли пассажиры и круглыми от ужаса глазами смотрели на пепелища.

Самое удивительное, что горели не ближайшие к лесу дома, а улицы второй и третьей линии: горящие шишки, как зажигательные бомбы, летели и падали в дальние дворы.

После пожара жители всю ночь сидели на своем скарбе у сгоревших домов. Не разговаривали, молча смотрели на догорающие угольки. У многих прошла здесь вся жизнь, и они не хотели уходить…

В Масловке пожарные работали четверо суток почти без сна. Поливали водой песок, дороги — все было раскалено.

На помощь прибыли подразделения из других городов России и даже с Украины — люди, техника, 10 вертолетов и два самолета, которые могли сбрасывать по 40 тонн воды там, где были непроходимые леса. Огнеборцы, которые участвовали в тушении пожаров 2010 года, получили уникальный опыт и стали настоящими профессионалами.

Огненный смерч — страшное явление: снизу крутится песок, выше этот песок становится раскалено-огненным, еще выше — открытое оранжевое пламя. Этот смерч полностью выжигал молодые деревья, а вековые сосны разрезал как пилой, даже не обжигая, потом собирался и двигался дальше. И таких «торнадо» по лесу двигались десятки.

Когда к турбазе «Маяк» подошел огненный шквал, стало темно, как ночью, хотя за минуту до этого светило солнце. Небо сделалось черным, и в этом густом дыму медленно пробирался огромный объем пламени.

«Настоящий апокалипсис, только демонов каких-нибудь не хватало в этом дымно-огненном небе, — вспоминал директор турбазы. — Я опасался, что самые недоверчивые граждане остались где-нибудь на территории “Маяка”. И не зря: мама стояла на дорожке и показывала ребенку трех-четырех лет приближающийся пожар. Мы буквально за руку отвели их к остальным, и я опять пошел на территорию. В двухэтажном домике нашлась группа людей, они кашляли в дыму. Когда вывели их, окна уже начали загораться...»

Налетел шквал огня, люди бросились в воду и начали переплывать реку Усманку, а на другом берегу была высохшая поляна. От летящих веток и шишек трава вспыхнула, как от бензина. Все с криком кинулись обратно в реку и пережидали пожар, сидя по горло в воде и почти задыхаясь от дыма.

Впоследствии на месте сгоревших домов правительство области всего за три месяца построило быстровозводимые коттеджи — их легко узнать по светлому сайдингу и красной крыше. При этом людям предоставили выбор: они могли взамен утраченного жилья заселиться в коттедж или выбрать квартиру в новом доме.

В 2010 году от лесных пожаров погибло 15,9 тыс. га лесных насаждений, с учетом последующей гибели (засыхания) после пожаров — 17,3 тыс. га. Лесовосстановление на расчищенных площадях с учетом естественной гибели лесных культур произведено на площади 15,9 тыс. га. Основной объем лесовосстановительных работ проведен на территории Воронежского, Давыдовского, Донского, Новоусманского, Сомовского, Пригородного, Теллермановского, Хреновского лесничеств.



Дата для календаря:  29.07.2021
просмотры65
Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации и удобства пользователей. Так как мы серьезно относимся к защите персональных данных пожалуйста ознакомьтесь с условиями и правилами их обработки. Вы можете запретить сохранение cookie в настройках своего браузера.