Подписаться на email
рассылку
Подписаться
youtube dzen
Маклашов Владимир Валентинович
Данный раздел создан благодаря спонсорской помощи
ЧОУ ДПО "УЦ "Академия Безопасности"
и непосредственного участия
группы специалистов под руководством эксперта пожарной безопасности
Маклашова Владимира Валентиновича
Академия безопасности

Гибель атомной подводной лодки К-8 (8 апреля 1970 г.)

Дата события: 08.04.2021

Атомный подводный флот всегда являлся предметом гордости нашей страны, поскольку располагал и располагает самыми передовыми технологиями применения атомной энергии для нужд военно-морского флота. Опыт применения атомных подлодок не обошелся без «ложек дегтя», представленных неоднократными затоплениями машин и даже весьма крупными радиационными авариями. В сегодняшней статье мы расскажем историю, которая закончилась печально, хотя могла иметь и гораздо худшие последствия, если бы не проявленный героизм моряков-соотечественников.


17 февраля 1970 года для атомной подводной лодки К-8 начался рейс, который должен был завершиться символично 22 апреля 1970 года — к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, однако подводная лодка не смогла принять участие в юбилейных учениях.

8 апреля 1970 года в 22 часа 30 минут, находясь в водах Бискайского залива, севернее Азорских островов, субмарина К-8 на глубине 120 метров всплывает под перископ для проведения сеанса радиосвязи, но тут возникает обстоятельство, помешавшее обмену информацией, — короткое замыкание. Практически одновременно начинает гореть рубка гидроакустиков третьего (центрального) отсека и труднодоступный седьмой (электротехнический) отсек. Аварийная тревога сработала оперативно, в ту же минуту на центральный пост прибыли командир подводной лодки и командир электромеханической боевой части, началась активная борьба за живучесть корабля. Подводная лодка, не подававшая вида о возникшей на борту чрезвычайной ситуации, всплыла в надводное положение. Система воздушно-пенного тушения успешно ликвидировала открытый огонь в третьем отсеке, однако проблема сильного задымления и высокой концентрации угарного газа осталась нерешенной, и личный состав третьего отсека перевели в четвертый.

С седьмым отсеком дела обстояли гораздо хуже: очаг горения находился в регенерации — установке, производящей кислород из морской воды для дыхания личного состава в замкнутом объеме подводной лодки. Это значило, что температура пламени в отсеке могла достигать порядка 3000 градусов, потушить такое не представлялось возможным, катастрофа оказалась неизбежной. В результате вышла из строя силовая электросеть, и сработала аварийная защита ядерного реактора левого борта. Ядерную установку правого борта необходимо было глушить вручную. Этим занималась боевая смена поста управления главной энергетической установки (ГЭУ): капитан 3-го ранга Валентин Хаславский, капитан‑лейтенант Александр Чудинов и старшие лейтенанты Георгий Шостаковский и Геннадий Чугунов. Сознавая, что пламя из горящего седьмого отсека может ворваться в пост управления реакторами, и к каким катастрофическим последствиям это может привести, офицеры наглухо задраили переборку и заглушили ядерный реактор. Ценой жизней расчета ГЭУ был предотвращен тепловой взрыв в Бискайском заливе у берегов Испании, вероятные последствия которого сложно описать как с внешнеполитической, так и с экологической точек зрения.

Атомная подводная лодка дополнительно была оснащена дизель‑генераторами, которые и начали работать после остановки ядерных реакторов, однако нагрузка на них оказалась непомерно высокой из-за обесточенного щита гребного электродвигателя в седьмом отсеке. Уже спустя 40 минут работы дизели перегрелись, и в целях безопасности их было необходимо отключить. Вскоре подводная лодка оказалась полностью обесточенной, борьба за живучесть корабля была на грани проигрыша. Отсутствие электропитания также не позволило командиру подлодки связаться с командованием Военно-морского флота.

Тем временем продукты горения, из не снижавшего своей мощности пожара в седьмом отсеке, начали проникать во все остальные отсеки подводного аппарата. Жизнедеятельность в половине отсеков без средств защиты органов дыхания оказалась невозможной. Но экипаж не думал сдаваться. К двум часам ночи 9 апреля командир К-8 приказал вывести на палубу людей, закупоренных по всем отсекам внутри прочного корпуса.

Не все отсеки смогли выйти на связь. На тот момент от воздействия опасных факторов пожара из 125 членов экипажа погибли 30 человек, в том числе корабельный врач капитан медицинской службы Арсений Соловей. Он надел на находящегося в лазарете после операции старшину 1-й статьи срочной службы Юрия Ильченко свой дыхательный аппарат. Старшина выжил, а врач погиб.

Несмотря на многочисленные сигналы SOS сигнальными ракетами, помочь терпящей бедствие подлодке смогли лишь на утро 10 апреля, через 30 часов после начала аварии. К подводной лодке были направлены находившиеся недалеко корабли и суда. Болгарское судно «Авиор», откликнувшееся на сигнал бедствия, оставалось рядом с аварийным кораблем на протяжении нескольких часов, за которые успешно эвакуировались 43 человека, не занятые ликвидацией аварии.

Вода начала заполнять корму подлодки, все выше задирая нос корабля. Процессу затопления способствовал и зарождающийся шторм. В ночь с 10 на 11 апреля к месту аварии прибыли три корабля ВМФ СССР, но в условиях шторма буксировка подводной лодки оказался невозможной. Однако из огненного заточения удалось спасти еще 30 моряков. На борту подлодки осталось 22 человека во главе с командиром для продолжения борьбы за живучесть корабля.

Утром 12 апреля запасы плавучести и продольной устойчивости были окончательно исчерпаны. Подводная лодка затонула на глубине 4125 метров в Бискайском заливе Атлантического океана. В результате аварии погибли 52 члена экипажа. Правительственная комиссия по расследованию причин аварии пришла к выводу, что командир действовал правильно. Гибель подводной лодки К-8 — первая в перечне крупных катастроф, связанных с отечественным атомным флотом.

Командиру подводной лодки К-8 капитану 2-го ранга Всеволоду Бессонову было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Погибших подводников наградили орденами Красной Звезды. Оставшиеся в живых также были удостоены государственных наград. В городе Островной (Гремиха) Мурманской области установлен памятник с именами всех погибших на К-8 подводников. Две улицы военного городка назвали именами командира Всеволода Бессонова и капитана медицинской службы Арсения Соловья. В Николо‑Богоявленском морском соборе Санкт-Петербурга открыта мемориальная доска в память погибших моряков-подводников К-8.


Дата для календаря:  08.04.2021
просмотры71
Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации и удобства пользователей. Так как мы серьезно относимся к защите персональных данных пожалуйста ознакомьтесь с условиями и правилами их обработки. Вы можете запретить сохранение cookie в настройках своего браузера.