Планы эвакуации для объектов, на которых могут находиться дети. Текстовая часть по ГОСТ Р 12.2.143
Подписаться на email
рассылку
Подписаться
youtube dzen youtube vk
Пожарный календарь


Планы эвакуации для объектов, на которых могут находиться дети. Текстовая часть по ГОСТ Р 12.2.143

Дата актуализации статьи: 18.11.2021 08:00:00 18.11.2021

Здравствуйте, уважаемые коллеги, дорогие друзья. Недавно, слушая оглашение приговора фигурантам по делу о пожаре в «Зимней вишне», я подумал вот о чем: происходит какая-то трагедия, масштабная, чудовищная, не укладывающаяся в голове трагедия. И мы начинаем на нее реагировать. Говоря мы, я имею в виду общество. Поднимается шумиха в СМИ, начинается поиск виновных, начинается назначение невиновных людей виновными, как в случае с пожарными Сергеем Гениным и Андреем Бурсиным, которые абсолютно не виноваты, но тем не менее получили реальные сроки. Государственный пожарный надзор начинает проверять аналогичные объекты массово, резко, масштабно, хотя, наверное, лучше было бы это делать на плановой основе. Все начинают реагировать на эту тему. И эта реакция поднимается, поднимается, поднимается, достигает какого-то пика и снижается практически до нуля. Новые информационные события мешают нам задуматься над тем, что там произошло, над тем, что нам делать. Мы уже не думаем, не думаем до тех пор, пока не произойдет следующая трагедия. Ведь массовая гибель детей на пожаре — это не только «Зимняя вишня». В 2003 году уже было аналогичное чрезвычайное происшествие. Правда, тогда погибло не 30 человек, а 22. Может быть, поэтому перестали о них вспоминать? Их же меньше погибло, чем в «Зимней вишне». А самое обидное, что, по сути своей, ситуация-то одинаковая — сгорели дети. Не смогли эвакуироваться при пожаре дети. И это значит, что какие-то недоработки были прежде всего у тех, кто планировал эту эвакуацию. И как бы обыватель не относился к такому средству обеспечения пожарной безопасность, как план эвакуации людей при пожаре, я думаю, что правильно составленный план эвакуации для тех объектов, где могут находиться дети — это один из способов избежать повторения подобного. Конечно, не единственный способ, конечно, я далек от мысли, что планом эвакуации можно решить все проблемы, но я думаю, что если не воспринимать план эвакуации как его воспринимает большинство — какой-то поэтажный план с черточками, стрелочками и с обозначением выхода, а вспомнить значение самого слова «план» в качестве последовательности действий, ведь проблема и в случае «Зимней вишни», и в случае Сыдыбыла была в том, что последовательность действий не выполнялась. Поэтому, уважаемые коллеги, мы сегодня поговорим о том, как правильно составить текстовую часть плана для тех объектов, на которых могут находиться дети. И начнем мы с описания того самого пожара, о котором мы сейчас не вспоминаем, — пожара в школе села Сыдыбыл.

Что произошло в Якутии в 2003 году и почему? СМИ сообщают об этом следующим образом: «7 апреля 2003 года в маленьком якутском селе Сыдыбыл 22 ребенка погибли во время пожара в Чочунской средней школе». И причинами этого СМИ считает сокращение пожарных по распоряжению руководителя МЧС Якутии Валерия Сухоборова, недоработки должностных лиц управления образования, но это не тема нашего сегодняшнего занятия. Мне кажется, важно другое. «Еще больше поражает тот факт, — пишет журналист: Что даже когда в коридоре началась паника и крики о пожаре раздавались подобно сирене, а запах дыма все усиливался, две учительницы не разрешали детям выйти из класса, пока те не запишут домашнее задание. Во время суда, плача, они говорили, что им казалось, что пожар не такой уж и серьезный и вовсе не надо никуда спешить». Это первый важнейший момент. Те люди, от которых зависела эвакуация детей, приняли неверное решение. Следующий момент касался содержания путей эвакуации в этой школе. И здесь тоже вопиющий факт. Техничка школы вообще начала ругаться прямо в зале суда, настолько искренне ее возмутила сама мысль о том, что эвакуационные выходы должны быть открыты: «Дети же тогда стали бы бегать, никакого порядка не будет!» Это второй важный момент во всем этом. Какие-то сиюминутные интересы: чистота школы и порядок превалируют над интересами пожарной безопасности, что и приводит в конечном итоге к трагедии. Можно было бы избежать этого, если бы заранее, на уровне пожарной профилактики, создать условия для эвакуации людей? Я думаю да. Каким образом? Если бы те, кто разрабатывают планы эвакуации, опирались бы на учебно-методическую литературу, разработанную специалистами, то, скорее всего, такой ситуации можно было бы избежать. Ведь на самом деле в академии государственной противопожарной службы проводятся исследования, направленные на изучение особенностей эвакуации детей, и авторы этого учебника выделили три момента, влияющие на самый важный фактор, обеспечивающий успех любой эвакуации, — это время ее начала. Чем меньше время начала, тем больше вероятность того, что все успеют спастись. И коллеги отмечают, что структура затрат времени на начало эвакуации в зданиях детских дошкольных образовательных учреждений формируется из следующих составляющих: время инерционности срабатывания системы оповещения; время решения воспитателя, то есть восприятия воспитателем сигнала о пожаре или голосового сообщения, или сигнала системы оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре, о действиях и принятие решения — «начинаем эвакуироваться», потому что эвакуация детей, как отмечают коллеги из академии, целиком и полностью зависит от взрослых. И 3-й элемент времени начала эвакуации из детских дошкольных учреждений — это подготовка группы детей к эвакуации, то есть время, которое необходимо потратить на надевание детьми верхней одежды, на какие-то организационные моменты. Как можно повлиять на эти факторы? Только обучением учителей, обучением воспитателей. Почему учителей? Потому что, на самом деле, я думаю, нет принципиальной разницы между младшими школьниками и детсадовцами. Их действия напрямую зависят от учителя. И если учителя говорят: «Ребята, сидите, не надо эвакуироваться. Мы сначала запишем домашнее задание», — как ребенок успешно эвакуируется? Нужно вспомнить слова Николая Павловича Требезова, автора первого учебника «Пожарная тактика» 1913 года, где он впервые употребил, во-первых, термин «план эвакуации», а во-вторых, именно применительно к школе. Давайте почитаем: «Выработав план эвакуации классных помещений, учителя должны несколько раз в год производить с учениками маневры, причем ни один из намеченных маршрутов не должен остаться непройденным. Полезно хотя бы один раз в год производить такие же маневры одновременно с учениками всех классов и в присутствии представителя местной пожарной команды», — «Пожарная тактика», учебник, год издания 1913. Что мы видим? Совет, данный Николаем Павловичем в 1913 году, вообще не утратил актуальность. Его бери сейчас и выполняй спокойно. Но это не делается. План эвакуации, который должен быть прежде всего не поэтажным планом со стрелками и бегущими человечками, а последовательностью действий, разрабатывается, извините, на отвали — лишь бы сделать, лишь бы висел, лишь бы пожарники не придирались. А на то, что там написано или нарисовано, — наплевать, все равно смотреть никто не будет. Потом мы имеем то, что имеем. Давайте посмотрим пример плана эвакуации из детского сада.

Передо мной план эвакуации из детского сада. Что указано в текстовой части? Нужно сохранять спокойствие и дальше последовательность действий по эвакуации. Разработчики этого плана считают, что нужно, во-первых, сообщить по телефону 01 и 112 о пожаре, а далее эвакуировать людей. Как? Ориентироваться по знакам направления движения и оказывать первую помощь пострадавшим. Вы знаете, если по плану эвакуации нужно эвакуироваться, и об этом написано в плане эвакуации, то зачем такой план эвакуации нужен? Ведь и так понятно, что эвакуироваться нужно, это же планы эвакуации. Ориентироваться по знакам безопасности и все? И все вот эти вот сложности, о которых пишут коллеги в умных книжках, укладываются в эту фразу? Ведь в чем сложность, о которой мы говорим? Принятие решения и подготовка детей. Вот из этих основных двух факторов, которые зависят от действий учителя, воспитателя, взрослого человека, зависит в конечном итоге и эвакуация детей. Давайте поподробнее рассмотрим сложности, которые могут встретиться при эвакуации, что говорит об этом профессор Самошин: «Анализ результатов пробных наблюдений времени начала эвакуации детей из зданий детских садов выявил весьма большие затраты времени на подготовку групп детей к эвакуации в весенний, осенний и особенно в зимний период. Это связано прежде всего с длительностью одевания детей в уличную одежду из-за опасения переохлаждения организма при выходе на улицу в домашней одежде. Поэтому было предложено при организации эвакуации детей из детских садов в холодный период времени года использовать возможность накидывания на детей одеяла вместо верхней одежды, что на много сокращает продолжительность времени начала эвакуации. При проведении наблюдений в каждой группе было двое воспитателей, под присмотром которых группа из 10–15 детей перемещалась в помещение раздевалки или спальни, где их одевали в одежду или накидывали на них одеяла. Результаты исследований показывают, что затраты времени на подготовку группы детей к эвакуации при каждом из наблюдаемых вариантов ее организации могут быть приняты равными: 0,6 минуты — летом, 5 минут — весной и осенью, 7,5 минуты — зимой и 1,1 минуты — при использовании одеял. Большое влияние, — продолжают авторы этого учебного пособия: На время начала эвакуации заставляет обратить внимание на подготовку воспитателей детских садов к оперативным действиям в чрезвычайных ситуациях». А какая подготовка может быть, если в плане эвакуации написано: «Сохранять спокойствие и эвакуировать людей»? Неудивительно, что знания о том, как правильно себя вести фактически отсутствуют. И сейчас, я думаю, самое время разобрать конкретные проблемы и предложить те формулировки текстовой части плана эвакуации, которые позволят получить эту информацию воспитателям, учителям, даже тем взрослым, которые сопровождают детей куда-то. И мы переходим к вопросу: как составить правильную текстовую часть для плана эвакуации для объекта защиты, где могут находиться дети?

Я однажды проводил противопожарный инструктаж с одной коллегой. Она раньше работала, до того, как пришла в наше учреждение, в детском интернате. Я спрашиваю ее: «Как вы будете действовать в случае пожара?» И когда она ответила, я подумал, что мне кажется. Она сказала, что первое действие, которое она должна сделать, — это взять фонарь, спуститься с фонарем под лестницу, отключить электрощит, вернуться с фонарем к детям, которые спят в спальном помещении, и после этого с фонарем их эвакуировать. Это настолько меня поразило, что я несколько раз переспросил: «Может быть, вы что-то неправильно поняли в инструкции?» На что она отвечала: «Нет, нас так инструктировали». Раз так инструктируют, значит, ждем новых Сыдыбылов, новых «Зимних вишен». Поэтому, на что должен быть направлен текст на плане эвакуации, чтобы этой проблемы избежать? Да на внушение того, что единственная и самая главная задача при получении сигнала о пожаре — прекратить все, бросить все дела и начать готовиться к эвакуации. Поэтому на плане эвакуации в текстовой части это можно сформулировать следующим образом: «По сигналу речевого, звукового или светового оповещения о пожаре немедленно начните готовить детей к эвакуации!» Не выполняйте других функций! Ваша цель — вывести детей в безопасное место. Начните их подготовку к выходу. Второй сложный момент мы уже с вами обсудили — это подготовка детей к эвакуации, особенно в зимний период времени. На плане эвакуации это необходимо донести до учителей, педагогов, воспитателей, взрослых следующим образом: «Не теряйте время на надевание детьми верхней одежды. Приготовьте заранее теплые одеяла или используйте одеяла, применяемые для сна. Одежду можно взять с собой и надеть уже в безопасной зоне. Заранее обеспечьте обогрев детей вне здания, в котором случился пожар». Проблема подготовки детей к эвакуации многократно усложняется на тех объектах, где дети могут находиться в состоянии сна. Суть этой проблемы в реакции спящего ребенка на оповещение о пожаре. И в уже упомянутом мной учебнике «Эвакуация и поведение людей при пожаре» приведена очень интересная статистика. У 61 % из спящих детей не наблюдалась вообще никакая реакция на звуковое оповещение о пожаре. 17 % спящих детей реагировали, но не просыпались. Сами проснулись во время действия сирены, которая звучала 30 секунд, 20 % детей и 2 % проснулись после отключения сирены. Поэтому, безусловно, такая проблема требует специальной формулировки в текстовой части плана эвакуации: «В ночное время и во время дневного сна разбудите всех детей, убедитесь, что они проснулись. Спокойным голосом сообщите им, что спать уже необязательно и можно собираться идти на улицу. Не оставляете проснувшихся детей без внимания!» Следующий момент касается проявления паники у детей. У детей паника проявляется иначе, чем у взрослых. Они не бегают, они не кричат, не истерят — они становятся как будто бы заторможенными и то, что они прячутся под стулья, под столы, в шкафы — это как раз признак паники. Они не хотят ничего делать, они ждут, когда их спасут. И на плане эвакуации нужно отметить и этот момент. Я предложил бы сделать это следующим образом: «Проверьте, не спрятался ли кто-то из детей под кровать, в шкаф и в углы помещений, за мебель». Когда дети собраны, возникает следующий вопрос: как правильно двигаться группе детей и взрослому, который их сопровождает, по путям эвакуации? И здесь, конечно, речь не только в следовании знакам направления движения, как это указано в том, с позволения сказать, плане эвакуации, который я продемонстрировал. Здесь многих волнует вопрос: где должен находиться взрослый человек в группе эвакуирующихся детей — спереди или позади? Давайте посмотрим, как я рекомендую это отражать на плане эвакуации: «Если взрослый в группе детей один, то он должен находиться позади группы детей и контролировать, чтобы никто не отстал, — управление движением группы детей он в таком случае осуществляет подачей голосовых указаний: — Если взрослых двое, то один из них принимает на себя роль направляющего, а второй — замыкающего». Направляющий определяет безопасный маршрут и ведет группу. Замыкающий должен следить, не отстал кто-то от группы, не остался ли в здании. После того как дети вышли из здания, у кого-то из них может возникнуть мысль вернуться в горящее здание, чтобы спасти какую-нибудь любимую игрушку или зверька. Конечно, данных статистических именно о таком поведении детей у меня лично нет, но взрослые ведут себя именно так. И такого рода статистика, и такого рода исследования имеются. Поэтому в плане эвакуации в текстовую часть целесообразно добавить еще одну фразу: «Проследите, чтобы никто из детей не возвращался в здание». Согласитесь, такая текстовая часть немножечко отличается от этой стандартной типовой фразы «эвакуировать людей». Потому что здесь описывается: как нужно эвакуироваться, что нужно сделать, описывается на основе тех научных исследований, которые проводят ведущие специалисты по эвакуации в Российской Федерации. Есть, правда, еще один момент. Та текстовая часть, которую я сейчас озвучил, очень хорошо подходит для образовательных учреждений как дошкольных, так и для начальной школы. Но есть важный фактор — поведенческий фактор человека, который хорошо бы было указать на плане эвакуации в таких зданиях, как здание сгоревшей «Зимней вишни». Ведь существует одна проблема, которую неудобно озвучивать. Вот сейчас осудили пожарных за то, что они не смогли спасти 37 детей, что, в принципе, было невозможно. Но никто не задался вопросом: почему эти дети оставались без присмотра родителей? Я понимаю, как это звучит, я понимаю, что это довольно жесткие слова, но знаете, в Новой Зеландии ребенка до 12 лет запрещено, на уровне закона, оставлять одного дома. У родителей есть обязанность — следить за своими детьми. И это только их обязанность. И поэтому, разрабатывая план эвакуации, например для Московского планетария, я включил в текстовую часть следующее напоминание родителям: «Если вы пришли с детьми, не оставляйте их без личного присмотра». Особенно это важно для таких объектов, куда дети приходят в сопровождении взрослых: родителей или учителей, или педагогов, наставников — не важно. Важно, чтобы эти взрослые понимали, что не администрация объекта отвечает за эвакуацию, за начало эвакуации тех детей, которые пришли с этими взрослыми, а именно эти взрослые люди. И тогда, может быть, следствие начнет задавать правильные вопросы. «Почему вы оставили своих детей без присмотра?» — жесткий вопрос, но правильный, поскольку проще всего сейчас свалить все на какого-то пожарника, все равно не жалко, и упустить действительно важные факторы, влияющие на безопасность детей. Следующее возражение, которое я обычно слышу, когда я кому-то рассказываю про такого рода текстовую часть плана эвакуации, которое, как вы видите, кардинально отличается от того, что мы видели в начале — это то, что такой огромный текст нельзя вместить на план эвакуации. Это не так. Давайте я покажу планы эвакуации Московского планетария, который составлен именно с учетом большей части всех сложных ситуаций, а они могут встретиться при организации эвакуации детей, которые пришли в этот Московский планетарий. Так как размер плана 600 на 400 мм, то на самом деле сюда можно уместить все, что необходимо, если, конечно, отказаться от лишних элементов на плане эвакуации. Например, от абсолютно ненужной пожарной машинки, от грифа «утверждаю», который никакой нагрузки не несет, от непомерной надписи «план эвакуации», от всего лишнего. И тогда на плане эвакуации вполне возможно разместить любую текстовую часть, отражающую все сложные моменты, которые мы перечислили. С самого первого пункта: «Если вы пришли с детьми, не оставляйте их без присмотра. По сигналу оповещения немедленно прекратите текущую деятельность и начините эвакуацию. Зимой не тратьте время на надевание детьми верхней одежды. Проверьте, не спрятались ли дети за экспонаты и оборудование. Сориентируетесь, вы находитесь в месте, обозначенном знаком. Начинайте движение, — и дальше описываем движение: Если вы с одним ребенком, — двигайтесь, держа его за предплечье или на руках. В группе детей: если взрослый один, то он должен находиться позади группы. Если взрослых двое, то первый находится впереди группы и определяет безопасный маршрут, а второй находится позади и следит, чтобы никто не отстал». Очень важный момент именно для общественного здания, в котором может потеряться ребенок: «Заметив ребенка без сопровождения взрослых, проводите его к эвакуационному выходу и после эвакуации сообщите о нем администрации. Двигаться следует по путям эвакуации к эвакуационным выходам. Говорите детям спокойным голосом: "Все в порядке, мы скоро дойдем до выхода", — и остальные аспекты, не касающиеся эвакуации, тоже отработаны: Не возвращайтесь в здание до специального распоряжения. При непосредственном обнаружении пожара уведомите пожарную охрану». Все элементы несут свой смысл. Сравните это еще раз с текстовой частью «эвакуировать людей».

Фабрика расчетов
Сервис «Готовые документы» — ваш помощник в создании самых необходимых документов по вопросам пожарной безопасности, оказания первой помощи
Сайт компании: https://gotdoc.ru/

Так что, уважаемые коллеги, как видите, правильный план эвакуации с текстовой частью, которая действительно будет нести нужную информацию, сделать можно. Другое дело, что это труднее, чем нашлепать текстовых частей стандартных, и планы эвакуации штамповать одинаковые — что для борделя, что для детского сада. К чему это приводит, мы с вами уже поговорили. Я далек от мысли, что одним только планом эвакуации можно решить эту проблему. Конечно, нет. План эвакуации — это только часть системы обеспечения пожарной безопасности. План эвакуации должен отрабатываться, с ним надо ознакомляться персоналу, прежде всего учителям и воспитателям, по нему надо проводить тренировки, но без него не по чему будет проводить эту тренировку. Потому что проводить тренировку по инструкции «эвакуироваться, взять с собой пострадавших», как это указано на 99 % планов эвакуации в России, можно и не проводить. Ежу понятно, что надо эвакуироваться и можно взять с собой каких-то пострадавших. Хотя и здесь непонятно — кто их будет брать, как их будут тащить и не останется ли тот, кто их брал, вместе с этим пострадавшим в горящем здании в результате? Да, это легче и проще, но если мы, пожарные специалисты, на уровне инспекции государственного пожарного надзора не будем требовать, чтобы планы эвакуации отражали специфику действий по эвакуации в том или ином учреждении, если те, кто разрабатывает планы эвакуации не будут следить за этим, развиваться, учитывать в своей работе вот такие книги, то новые трагедии будут повторяться. Я не хочу, чтобы повторилась ни махачкалинская школа-интернат, ни Сыдыбыл, ни лагерь «Холдоми», ни «Зимняя вишня». Поэтому и вношу все эти наработки в свою деятельность по разработке и изготовлению плана. Очень надеюсь, что эта видеолекция была для вас полезна. До новых встреч, уважаемые коллеги.

Данный материал отражает точку зрения автора. Мнение редакции портала «PRO ПБ» может не совпадать с позицией автора блога.




  • Комментарии
Загрузка комментариев...
В разделе:
Читай также
В этой постоянно обновляемой статье планируется дать наиболее полную историю такого направления деятельности пожарной охраны как категорирование помещений по взрывопожарной и пожарной опасности.
В рамках проводимого нами курса профессиональной переподготовки специалистов по пожарной профилактике нам продолжают поступать вопросы, в том числе касающиеся действия тех или иных нормативных правовых актов, нормативных документов, потому что сейчас МЧС проводит очередную достаточно серьезную реформу. Какие-то документы отменяются, какие-то вступают в силу, и разобраться в этом достаточно сложно.
Автор блога Князев П.Ю. подробно разъясняет порядок и особенности выбора огнетушителей в зависимости от ранга модельного очага пожара.
S-1778 (А015)
просмотры146
Мы используем cookie (файлы с данными о прошлых посещениях сайта) для персонализации и удобства пользователей. Так как мы серьезно относимся к защите персональных данных пожалуйста ознакомьтесь с условиями и правилами их обработки. Вы можете запретить сохранение cookie в настройках своего браузера.